Архив за месяц: Апрель 2015

Волга-матушка река…

Как глубоко входит в идентичность каждого русского название «Волга»! Трудно и переоценить. Не как-нибудь, матушкой ее называют. А сколько песен, стихов про нее сложено! В Великую Отечественную Волга мыслилась, наравне с Москвой, как последний рубеж. Не допустить к ней врага было общей национальной мыслью.

Словом, Волга — один из столпов русской идентичности.

Академическая история убеждает нас, что русской Волга начала постепенно становиться лишь с 16 века, после покорения Иваном Грозным Казанского и Астраханского царств. До этого отношения носили характер торговли, не более. Неужели Волга превратилась в символ русскости за какие-то три-четыре века? А что же раньше? Ну, татаро-монгольское нашествие и обоснование татар на Волге. До этого «волжские народы» — мордва, чуваши, меря… Еще ранее некие булгары с их Булгарским государством, видимо, местные, но родственники ли ранее упомянутых волжских народов или полностью вымерший/ушедший народ (а достоверно известно, что хотя бы часть булгар ушла на Балканы, туда, где сейчас Болгария) — неизвестно. В какой момент появляется знакомое нам название — Волга?

Сразу видно сходство названий «булгары» и «Волга». Несколько другая огласовка, а так — «волгари», т.е. те, кто живет на Волге. Логично. Обычно так и бывает: название народа или племени происходит от названия реки, а не наоборот. Так, известны народы: полабы (от Лабы, ныне Эльбы), бужане (от Буга), полочане (от Полоти) и многие другие.

Поэтому обычно объяснение названию ищут в языке народов, издревле проживавших на ее берегах. В случае с Волгой — в языках тех же мери, чувашей, мордвы. Получается почему-то не очень убедительно: татарское, чувашское, калмыцкое название Волги происходят от средневекового названия Итиль, арабского или тюркского происхождения; марийское Юл (Волга) — от древ.-тюркского jul «источник, ручей». Ищут в финно-угорских языках (принято считать, чтобы не слишком сильно заморачиваться поисками, что уж древнее-то финно-угров на территории Руси никого нет. Чуть что — ищите у финно-угров). Нашли соответствие с финским valkea (белый). Вы видели Волгу? Назвали бы вы ее Белой? 🙂

А что же русский язык?
В одной статье уже писала о древнерусско-старославянских параллелях слов, таких, всем нам известных, как:
ворог — враг
город — град
полон — плен
ворота — врата и т.д., где первое слово — древнерусское, второе — старославянское. Есть, разумеется, эти слова и в других славянских языках. Определенные чередования настолько последовательны, что зная, скажем, старославянское слово, лингвисты без труда реконструируют соответствующее древнерусское, даже если оно не сохранилось. Так, забытый аналог старославянского «благо» — полногласное «болого» еще встречается в географическом названии Бологое.

Точно так же, следуя законы строгих звуковых соответствий, всегда одних и тех же, и привлекая данные всех новых и древних славянских языков, лингвисты смогли восстановить значительный пласт общеславянского или праславянского языка, т.е. определить, от какого слова произошло то или иное древнерусское, старославянское слово. Вот они, эти древние корни:
Для город/град — *gord (звездочка *- ставится перед словом, если оно не зафиксировано в источниках, а реконструировано лингвистами)
Для ворота/врата — *vort
Для берег/брег — *berg

Видите, изменение все время закономерно. Теперь давайте вернемся к Волге и проанализируем это название, исходя из лингвистических данных.
По своей форме слово «влага» как неполногласное является старославянским. Тогда его древнерусский полногласный аналог должен быть «волога». Так и есть. Давайте сравним с этой парой «волога/влага» наше любимое «волга». Чем является оно по форме? Да праславянским корнем, конечно!
волога/влага — *volga, так надо было написать, продолжая вышеназванный ряд.

Возможно ли это? Во-первых, разберемся со значением. Называть огромную реку «влагой» на первый взгляд кажется несколько странным. Но только до тех пор, пока мы не задумаемся о древнем, изначальном значении этого слова. Помните, слово «влага» часто используется в устойчивом обороте «живительная влага»? Что-нибудь вроде: «Он с жадностью припал к фляге с живительной влагой». Понятно, что здесь имеется в виду не влажность как сырость, а просто… «вода». «Вода»! Вот истинный первоначальный смысл слова «влага». И с большой долей вероятности можно утверждать, что именно это значение имело древнее слово «волга». Именно так, Водой называли в разные времена различные древние народы крупные реки: Дон, Эльба, Рейн, Конго, Енисей и многие другие.

Главный вопрос: возможно ли славянское название Волги? Да и не просто славянское, а праславянское? Ведь хронологические рамки праславянского языка 15 в.до н.э. — 5 в.н.э. Это что же, славяне (ну, хорошо, праславяне) жили/бывали на Волге в то время? Да ведь нас все время, как в чем-то незыблемом пытаются убедить, что славяне «появляются» где-то в районе Карпат как раз в 5 веке.

Данные лингвистики — на самом деле, весьма серьезный, часто неоспоримый аргумент. Но сами лингвисты как-то робко отстаивают собственные выводы. Вот, скажем, выяснилось, что Волга — праславянское слово. Что дальше? А дальше правильный академический лингвист лезет в учебники истории и узнает из них, что славяне вышли к Волге не ранее 12 века, а жили там раньше «финно-угорские племена», и, вздохнув, начинает наш лингвист выводить слово «волга» из финского «valkea». А там и историк, заглянув в этимологические словари, с удовлетворением отметит, что у Волги в начале тысячелетия не зафиксировано каких-либо славянских обозначений, все сплошь финно-угорские. Змея кусает хвост.

Мог ли существовать славянский язык в волжском регионе во времена праславянской языковой общности? Слово «Волга» говорит нам, что мог. Какой исторический народ мог быть носителем этого языка в то время? Как называл сам себя этот народ? Как называли его соседи? Этого мы пока не знаем. Но знаем, что в лингвистическом отношении этот народ был нашим непосредственным предком.

Так что, правильно, правильно говорится и поется: «Волга-матушка река»…

Реклама

Фамилии испанцев

Может быть, будет интересно.

У всех испанцев две фамилии. Всегда. Фамилия дается при рождении, и изменить ее не представляется возможным, насколько я знаю. Во всяком случае, мне не встречались люди, которые поменяли бы фамилию.

Почему две фамилии? Потому что ребенок наследует фамилию обоих родителей: папы и мамы. Но у тех-то ведь тоже две фамилии! Верно, поэтому фамилию родителей ребенок наследует не целиком, а только первую. Первую папину + первую мамину. Покажу на примере, и все сразу станет понятно:

Допустим, фамилия папы — Лопес Родригес, а мамы — Санчес Гарсия. Тогда все дети будут носит одинаковую фамилию (точнее, фамилии) — Лопес Санчес.

Получается, что у родителей с детьми фамилии совпадают лишь частично — забавно!

Выходя замуж, женщина фамилию не меняет. Одинаковые фамилии, по определению, лишь у братьев и сестер.

Традиционно на первое место ставится папина фамилия. Хотя недавно, в связи с движением за уравнивание женщин во всех правах, принят закон, и теперь родители вправе сами выбирать, чья фамилия будет у ребенка первой. Но все же тех, кто ставят вперед мамину фамилию — абсолютное меньшинство.

Мы привыкли к тому, что у нас вся семья зовется: Петровы, Ивановы или там Морковкины. Удобно. А как же испанцы? Ведь иногда бывает надо сказать: семья таких-то. В этом случае употребляется «детская» фамилия, т.е. та, которую носят дети.

Ну и напоследок, забавная особенность языка: по-испански «familia» обозначает «семья».

О жажде публичности по ту и эту сторону экрана

Некоторое время уже рассуждаю о том, что мы живем в эпоху, когда люди стремятся сделать свою жизнь публичной. Благо, сейчас это очень просто: у всех есть интернет, соцсети, блоги вот… И люди рассказывают о себе: о значимом и повседневном, о том, что произошло, чего добился, на чем споткнулся, о чем подумал, что ощутил. Все о себе, о своей жизни.

Это раньше о ней знали только близкие. Да и как знали. Не всегда вслух выскажешь то, что легко пишется на бумаге, а ныне вот печатается на клавиатуре. Вот и были раньше дневники для себя и письма для самых близких. Теперь же рассказывают «друзьям», а то и «френдам». И это затягивает.

Размышляла: почему? Видимо, потому, что любому человеку так важно чувствовать свою значимость, так важно знать, что твоё, — твои мысли, чувства, поступки, — известно кому-то еще, находит отклик, сочувствие у других людей. Это помогает чувствовать себя больше, значительнее. Ты уже не просто маленький человек в большом городе, а в некотором роде звезда.

Есть и обратная сторона: наше желание прочитать мысли и впечатления друзей, знакомых, единомышленников и вовсе посторонних людей. Знаете, я заметила за собой, что больше всего люблю читать блоги, где люди рассказывают о своей повседневной жизни. Так вот, день за днем, маленькое событие за таким же маленьким событием: прогуляться с собакой, полюбоваться закатом, посетить соседний городок, раскопать старые вещи на чердаке… И все это вместе складывается в жизнь, к которой можешь прикоснуться легким и доброжелательным прикосновением. Мне, как писателю, это очень интересно. Интересно видеть жизнь людей их глазами, так, как никогда не увидишь просто со стороны, ну, разве что если очень близко общаешься с этим человеком.

А я вот про свою жизнь в подробностях писать почему-то не люблю. Или не умею. Или боюсь. Пока сама не знаю. Но в качестве милой детали из-за закрытых дверей чужой жизни расскажу, что заварила сегодня чудо-чай:) С ягодами брусники, черники, семенами льна и кусочком свежего имбиря. Без заварки совсем, а то что-то совсем перестала спать даже и после зеленого чая. Так вот, напиток получился темно-бордового цвета, вкусный. А аромат! А уж витаминный!!! Простите, за фотиком лень идти. Да и не передается запах через экран.

Пойду чаевничать:)

Когда солнце светит ярко

Сегодня у меня особенный день. Не люблю писать в блоге о личных моментах. И сегодня не изменю этой традиции. Но очень, ужасно хочется поделиться своей… даже не знаю, как это назвать: радостью? эйфорией? ощущением полноты жизни? Все это вместе, и в то же время, не совсем точно. Сегодня у меня личный «праздник со слезами на глазах».

Завершен этап настолько сложный и болезненный, что трудно как-то его определить и разложить по полочкам. И пусть впереди еще много трудностей, сегодня я счастлива. Трудным счастьем.

белка в эйфории