Архив метки: праславянский язык

Волга-матушка река…

Как глубоко входит в идентичность каждого русского название «Волга»! Трудно и переоценить. Не как-нибудь, матушкой ее называют. А сколько песен, стихов про нее сложено! В Великую Отечественную Волга мыслилась, наравне с Москвой, как последний рубеж. Не допустить к ней врага было общей национальной мыслью.

Словом, Волга — один из столпов русской идентичности.

Академическая история убеждает нас, что русской Волга начала постепенно становиться лишь с 16 века, после покорения Иваном Грозным Казанского и Астраханского царств. До этого отношения носили характер торговли, не более. Неужели Волга превратилась в символ русскости за какие-то три-четыре века? А что же раньше? Ну, татаро-монгольское нашествие и обоснование татар на Волге. До этого «волжские народы» — мордва, чуваши, меря… Еще ранее некие булгары с их Булгарским государством, видимо, местные, но родственники ли ранее упомянутых волжских народов или полностью вымерший/ушедший народ (а достоверно известно, что хотя бы часть булгар ушла на Балканы, туда, где сейчас Болгария) — неизвестно. В какой момент появляется знакомое нам название — Волга?

Сразу видно сходство названий «булгары» и «Волга». Несколько другая огласовка, а так — «волгари», т.е. те, кто живет на Волге. Логично. Обычно так и бывает: название народа или племени происходит от названия реки, а не наоборот. Так, известны народы: полабы (от Лабы, ныне Эльбы), бужане (от Буга), полочане (от Полоти) и многие другие.

Поэтому обычно объяснение названию ищут в языке народов, издревле проживавших на ее берегах. В случае с Волгой — в языках тех же мери, чувашей, мордвы. Получается почему-то не очень убедительно: татарское, чувашское, калмыцкое название Волги происходят от средневекового названия Итиль, арабского или тюркского происхождения; марийское Юл (Волга) — от древ.-тюркского jul «источник, ручей». Ищут в финно-угорских языках (принято считать, чтобы не слишком сильно заморачиваться поисками, что уж древнее-то финно-угров на территории Руси никого нет. Чуть что — ищите у финно-угров). Нашли соответствие с финским valkea (белый). Вы видели Волгу? Назвали бы вы ее Белой? 🙂

А что же русский язык?
В одной статье уже писала о древнерусско-старославянских параллелях слов, таких, всем нам известных, как:
ворог — враг
город — град
полон — плен
ворота — врата и т.д., где первое слово — древнерусское, второе — старославянское. Есть, разумеется, эти слова и в других славянских языках. Определенные чередования настолько последовательны, что зная, скажем, старославянское слово, лингвисты без труда реконструируют соответствующее древнерусское, даже если оно не сохранилось. Так, забытый аналог старославянского «благо» — полногласное «болого» еще встречается в географическом названии Бологое.

Точно так же, следуя законы строгих звуковых соответствий, всегда одних и тех же, и привлекая данные всех новых и древних славянских языков, лингвисты смогли восстановить значительный пласт общеславянского или праславянского языка, т.е. определить, от какого слова произошло то или иное древнерусское, старославянское слово. Вот они, эти древние корни:
Для город/град — *gord (звездочка *- ставится перед словом, если оно не зафиксировано в источниках, а реконструировано лингвистами)
Для ворота/врата — *vort
Для берег/брег — *berg

Видите, изменение все время закономерно. Теперь давайте вернемся к Волге и проанализируем это название, исходя из лингвистических данных.
По своей форме слово «влага» как неполногласное является старославянским. Тогда его древнерусский полногласный аналог должен быть «волога». Так и есть. Давайте сравним с этой парой «волога/влага» наше любимое «волга». Чем является оно по форме? Да праславянским корнем, конечно!
волога/влага — *volga, так надо было написать, продолжая вышеназванный ряд.

Возможно ли это? Во-первых, разберемся со значением. Называть огромную реку «влагой» на первый взгляд кажется несколько странным. Но только до тех пор, пока мы не задумаемся о древнем, изначальном значении этого слова. Помните, слово «влага» часто используется в устойчивом обороте «живительная влага»? Что-нибудь вроде: «Он с жадностью припал к фляге с живительной влагой». Понятно, что здесь имеется в виду не влажность как сырость, а просто… «вода». «Вода»! Вот истинный первоначальный смысл слова «влага». И с большой долей вероятности можно утверждать, что именно это значение имело древнее слово «волга». Именно так, Водой называли в разные времена различные древние народы крупные реки: Дон, Эльба, Рейн, Конго, Енисей и многие другие.

Главный вопрос: возможно ли славянское название Волги? Да и не просто славянское, а праславянское? Ведь хронологические рамки праславянского языка 15 в.до н.э. — 5 в.н.э. Это что же, славяне (ну, хорошо, праславяне) жили/бывали на Волге в то время? Да ведь нас все время, как в чем-то незыблемом пытаются убедить, что славяне «появляются» где-то в районе Карпат как раз в 5 веке.

Данные лингвистики — на самом деле, весьма серьезный, часто неоспоримый аргумент. Но сами лингвисты как-то робко отстаивают собственные выводы. Вот, скажем, выяснилось, что Волга — праславянское слово. Что дальше? А дальше правильный академический лингвист лезет в учебники истории и узнает из них, что славяне вышли к Волге не ранее 12 века, а жили там раньше «финно-угорские племена», и, вздохнув, начинает наш лингвист выводить слово «волга» из финского «valkea». А там и историк, заглянув в этимологические словари, с удовлетворением отметит, что у Волги в начале тысячелетия не зафиксировано каких-либо славянских обозначений, все сплошь финно-угорские. Змея кусает хвост.

Мог ли существовать славянский язык в волжском регионе во времена праславянской языковой общности? Слово «Волга» говорит нам, что мог. Какой исторический народ мог быть носителем этого языка в то время? Как называл сам себя этот народ? Как называли его соседи? Этого мы пока не знаем. Но знаем, что в лингвистическом отношении этот народ был нашим непосредственным предком.

Так что, правильно, правильно говорится и поется: «Волга-матушка река»…

Древнерусский, старославянский, общеславянский, праславянский…

Давайте еще раз кратенько пройдемся по этим языкам, чтобы не путаться: что есть что?

Древнерусский — язык, непосредственный предшественник современного русского языка. И не только русского, но и нынешних украинского и белорусского. На этом языке говорили в период приблизительно с VI по XIV века н.э. Он не назывался, конечно, в то время «древнерусский» — это определение уже современных лингвистов, а тогда это был просто «русский язык». Это язык живой, разговорный, который зафиксирован и письменными источниками, такими как: «Слово о полку Игоревом», новгородские берестяные грамоты…  В грамматическом отношении древнерусский язык по ряду характеристик достаточно сильно отличался от современного русского языка, а вот в лексическом плане разница не такая значительная.

images

Старославянский язык — это язык южнославянский по происхождению. Письменность на основе этого языка была разработана в середине 8 века н.э. на территории тогдашней Византии. Для Руси — это язык церковно-книжной письменности. На этом языке никто никогда не говорил в быту, его не употребляли в живой речи. Влияние старославянского языка на древнерусский и, в целом, на культуру Древнерусского государства огромно. Во времена своего возникновения этот язык назывался просто «славянским» или «словеньским». Именно на этот язык переводили церковные книги братья Кирилл и Мефодий. Этот язык также называют церковнославянским. Разница в том, что термин «старославянский» употребляют для ранних письменных памятников на этом языке, а «церковнославянский» — для более поздних. На Русь старославянский язык попадает в 10 веке вместе с принятием христианства и постепенно начинает серьезно преображаться под влиянием разговорного русского языка. На церковнославянском языке написано «Остромирово евангелие», «Изборники Святослава» и многие другие литературные памятники.

древняя книга

Праславянский и общеславянский язык — два названия одного и того же языка. Это древний язык-основа для всех славянских языков. На этом языке говорили предки нынешних русских, болгар, поляков, украинцев и других славянских народов в те времена, когда славяне были единым целым до своего разделения на восточных, западных и южных. Никаких письменных памятников этого языка пока не найдено, поэтому его реконструировали лингвисты путем сравнения современных и древних славянских языков, а также других языков индоевропейской семьи. Тем не менее, язык этот достаточно хорошо изучен. Ученые сходятся на том, что временем существования общеславянского языка следует считать период с середины 2 тыс. до н.э. (ок. 1500 г. до н.э.) приблизительно до 5 в.н.э., когда начинается период миграций славян и их разделения на три большие языковые ветви: восточную, западную и южную. Таким образом, этот язык просуществовал не менее двух тысячелетий. Впрочем, не стоит представлять, что общеславянский язык возникает из ниоткуда и исчезает в никуда. Это один из этапов развития. Он складывается с распадом балто-славянской языковой общности, а позднее продолжается уже в другой форме в славянских языках. Ясно одно: нелепо повторять заблуждения некоторых историков о том, что славяне, дескать, появляются на карте мира в 5-6 веке н.э. вместе с первыми упоминаниями о них у греков и римлян. Очевидно, что ни один язык не может существовать без народа, который говорит на этом языке, и раз существовала славянская языковая общность во 2-м тысячелетии до н.э., в чем не сомневаются лингвисты, значит можно с уверенностью говорить и о существовании славянского народа, какое бы имя он в то время ни носил. Кстати, именно данные общеславянского языка позволяют нам узнать кое-что об этом народе: где и как он жил, как вел хозяйство, каких животных разводил, во что верил. Конечно, речь о языке, значительно удаленном от нас. Если даже по-древнерусски или по-церковнославянски читать без предварительной подготовки достаточно затруднительно, что говорить об общеславянском. Тем не менее, многие слова этого языка понятны современным носителям славянских языков без перевода: *vьlkъ — «волк», *kon’ь — «конь», *synъ — «сын», *gostь — «гость», *kamy — «камень», *lěto — «лето, год», *pol’e — «поле», *jьmę — «имя», *telę — «телёнок», *slovo — «слово», *žena — «женщина, жена», *duša — «душа», *kostь — «кость», *svekry — «свекровь», *mati — «мать». Очень близка современным славянским и система числительных, а также местоимений. В целом, до четверти всех современных славянских слов — это дошедшее до наших дней наследие общеславянского языка.

severnaya-rus